Armáda Života     Армия Жизни     Life Army

Our poll

Rate my site
Total of answers: 18

Statistics


Total online: 1
Guests: 1
Users: 0

Flag Counter
Home » 2012 » July » 7 » "Вождь в чужой стае"
3:01 AM
"Вождь в чужой стае"
http://femida-pmr.narod.ru/politika/051012_bergman.htm
ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ
Михаил Бергман.
Главы из книги
От автора: Огромную помощь автору в работе над книгой оказали:
Козлов Андрей Валерьевич, кандидат исторических наук
Кузнецов Леонид Иванович, заместитель Полномочного представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе Мигуля Светлана Георгиевна
Неткачев Юрий Максимович, генерал-лейтенант
Паскаль Анатолий Павлович, полковник МВД РФ
Разгонова Ирина Сергеевна
Резник Николай Иванович, генерал-полковник, начальник Главного управления воспитательной работы ВС РФ
Сергеев Борис Николаевич, командующий Оперативной группой российских войск в Приднестровье
Тихомиров Вячеслав Валентинович, генерал армии, заместитель министра внутренних дел, главнокомандующий внутренними войсками МВД РФ
Торопцев Александр Петрович, писатель-историк, член Союза писателей России
Чернобривый Вячеслав Николаевич, полковник запаса
Шаманов Владимир Анатольевич, губернатор Ульяновской области
Шпак Георгий Иванович, бывший командующий ВДВ, губернатор Рязанской области

Выражаю вам глубокую признательность!

В книге использованы фотографии Корзилова Лемара Павловича, Аджема Владислава Ивановича, а также фотографии и документы из личных архивов автора, Лебедь Инны Александровны, Лебедя Алексея Ивановича, Чернобривого Вячеслава Николаевича, документы Центрального архива МО РФ (г. Подольск), текущего архива Оперативной группы российских войск в Приднестровском регионе республики Молдова (г. Тирасполь), а также материалы газеты 14-й гвардейской общевойсковой армии «Солдат Отечества», других средств массовой информации России.

 

Глава 4

"ЗДРАВСТВУЙ, ОРУЖИЕ!"

Была ли «Приднестровская революция»?

В XX веке в разных странах мира были изданы прекрасные книги о войне писателей-фронтовиков. Это был мощный, исходящий из глубин чистых, прокаленных пламенем войны человеческих душ протест против всех войн на Земле. «Прощай, оружие!» — какие замечательные слова поставил Эрнест Хемингуэй в название своей книги, вышедшей в свет в 1929 году! «Оружие — прощай!» — об этом мечтали и мечтают миллиарды людей на планете...

Новогодние праздники прошли относительно спокойно. И тому было несколько причин. Руководителям бывшего Советского Союза нужно было, говоря военным языком, осуществить рекогносцировку во всех сферах их деятельности, а также в их собственном сознании. Естественно, ни в Кишиневе, ни в Тирасполе времени даром не теряли, новогодними празднествами не увлекались — некогда было. Нужно было создавать армии.

Кишинев в этом важном деле заметно опережал Тирасполь. В Молдове вооружили 26 тысяч полицейских, а также волонтеров (добровольцев, призванных военкоматами из запаса). Готовили, правда, больше на словах, 60 тысяч резервистов. Создание в столь сложных социальных, политических, экономических условиях боеспособного войска, естественно, натолкнулось на огромные трудности. Сам президент Мирча Снегур говорил об этом так: «Очень много желающих, требующих оружия на улице, но они быстро исчезают, когда направляем их в Министерство внутренних дел, пройти определенные формальности». Все верно! Мирные, добропорядочные труженики в исключительных случаях тянутся к оружию. Значит, в те дни на улицах городов Республики Молдова кричали «Давай оружие!» люди с сомнительной репутацией и еще более сомнительными планами.

Кроме того, болгары Тараклийского района наотрез отказывались воевать, а гагаузы вообще поддерживали приднестровцев в открытую. В самом Кишиневе было создано движение пацифистов «За мир без войны», активисты которого отказывались брать в руки оружие по идейным соображениям.

В Приднестровье процесс образования армии проходил в несколько иной социально-политической ситуации и на других организационных принципах и скоростях. В мировой истории бывали случаи, когда вновь созданное государство начинало свой путь по дорогам времен с войн, когда иначе оно просто не могло бы выжить на первоначальном этапе своего существования. Но в нашем случае — так ли нужна была война? А если нужна, то кому и зачем?

Еще раз напомню читателю, что уже 21 августа — 22 сентября 1989 года, когда на левом берегу Днестра бастовали в общей сложности 200 тысяч человек, то есть практически все (!) активное население региона, народ Приднестровья дал понять всем будущим политикам своим, что он— народ! — готов организоваться.

Через год, 2 сентября 1990 года, на П Чрезвычайном съезде депутатов всех уровней Приднестровья было провозглашено создание ПМССР и выбран Верховный Совет Республики. Понимаете, о чем речь? Государство родилось! Государство!!! А государство должно быть способно, защитить себя, иначе дни его сочтены. Нужно было создавать армию. Но осознание этой необходимости пришло к лидерам Приднестровья с большим опозданием.

Знаю, как набросятся на меня «победители», с каким пафосом и душевным запалом они будут говорить о своей бурной деятельности, о бессонных ночах и подобном. Белка тоже мечется в колесе. Суетились в Приднестровье в тот год многие. Но, подчеркиваю, «революционная лень» вела многих активных деятелей на митинги, и стратегической пользы от нее было немного.

Со мной могут не согласиться те гвардейцы ПМР, которые еще со 2 ноября 1990 года держали оборону на дубоссарском направлении. Но в данном случае я говорю не о героях-приднестровцах, сдержавших здесь и на других участках нашей границы натиск превосходящих в численности, вооруженных до зубов полицейских, а о тех, кто обязан был уже с ноября прошлого, 89-го, года напрямую и очень серьезно заниматься армией республики.

Словно бы оправдываясь перед читателем, Игорь Смирнов в своей книге пишет: «До распада СССР мы и не мыслили себе, что нам придется создавать свою армию. Это просто какой-то дикостью, нелепицей нам казалось. Ведь вот же она — «непобедимая и легендарная, в боях познавшая радость побед», — тут, рядышком, за забором. Если что случится, защитит! Но постепенно приходило понимание (а острые моменты ускоряли процесс расставания с иллюзиями), что нужно создавать свою собственную армию, как бы странно это ни казалось».

Странной мне кажется эта уклончивая позиция человека, называющего Приднестровский конфликт революцией! Странной хотя бы потому, что любой революционер XX века обязан помнить назубок слова классика революционной борьбы о том, что революция только тогда чего-нибудь стоит, когда она умеет себя защитить.

Руководители Кишинева, отдав 2 ноября 1990 года приказ полиции расстрелять мирных граждан Приднестровья на мосту через реку Днестр, ясно показали всему миру, что «приднестровская революция» им не нужна, что они готовы уничтожить ее любой ценой. И в средствах стесняться не будут!

Согласен, надеяться на помощь русской армии нужно было и можно было. И в чем-то можно понять Смирнова, который взвалил на себя ношу неподъемную. Но... назвался революционером — будь им, делай все, чтобы защитить революцию. «На бога надейся, а сам не плошай». Создавай армию. Пусть небольшую, в 2 — 3 тысячи человек, но мобильную, профессиональную, безоговорочно подчиненную «главному революционеру».

15 января 1992 года генерал Б.В. Громов прибыл в Тирасполь на самолете вместе с новым (взамен все-таки отстраненного Яковлева) командующим 14-й армией генералом Неткачевым. Ходили упорные слухи о том, что это назначение «вытребовал» министр обороны Республики Молдова бригадный генерал Ион Косташ. Поговаривали также, что Неткачев и Косташ частенько встречались в неформальной обстановке. Сейчас понятно, что слухи эти не на пустом месте возникли, а распространялись злонамеренно, но в то время, когда все было зыбко, неопределенно, когда на глазах потрясенных людей рушились империи и создавались новые государства, когда советские генералы становились министрами обороны суверенных государств, когда царило безвластие, люди и верили, и не верили, не хотели верить этим слухам. О генерале Яковлеве у меня остались лишь самые благоприятные воспоминания. И все-таки я был категорически не согласен с его предложением построить части 14-й армии на плацу и принять у солдат и офицеров присягу на верность Приднестровской Молдавской Республике.

От этого необдуманного хода в страхе отказались и руководители самопровозглашенной ПМР, в том числе и президент Республики Игорь Смирнов.

Можно лишь по-человечески пожалеть честного боевого генерала, не сориентировавшегося в сложной политической ситуации. А ситуация была действительно запутанной. Генерал Неткачев стал манной небесной для тех, кому выгодна была «мутная вода».

Между прочим, около полутора месяцев (еще целых полтора месяца!) правительство Молдовы будто присматривалось к новому командующему. А вдруг он в ответственный момент поведет себя внятно, адекватно своему званию и русскому происхождению?

С лидерами ПМР отношения определились сразу. После представления офицерам управления армии Громов с Неткачевым отправились к Смирнову. Вошли в его небольшой кабинет, поздоровались. Громов представил президенту ПМР нового командующего 14-й армией.

— Какой армией? Чьей? — удивился Смирнов. - СССР? Так его нет. СНГ? Так его фактически тоже нет. России? Украины? Все оружие, находящееся на территории ПМР, принадлежит народу Приднестровья, а командующего 14-й армией генерала Неткачева я объявляю персоной нон грата.

Неткачев был потрясен таким заявлением. Он надеялся, сохраняя нейтралитет, наладить взаимодействие с обеими конфликтующими сторонами, а тут...

Громов, прощаясь с Неткачевым, сказал:

— Ну, командующий, держись!

Это пожелание «Держись!» стало своего рода заклинанием для представителей всех властных структур СНГ, России, с которыми пришлось общаться генералу Неткачеву за полгода службы в Приднестровье. Ему, брошенному в водоворот сложнейших политических и военных событий, не помог никто. Он ждал от своих начальников если не письменных приказов, то хотя бы устного одобрения или порицания своих действий. Ежедневно слал шифровки, просил помощи, а в ответ вновь и вновь слышал: «Не поддавайся на провокации!» «Держись!» Каждое утро, просыпаясь под звуки песни «Вставай страна огромная, вставай на смертный бой...», которую крутило приднестровское радио вместо гимна ПМР, Неткачева преследовала одна мысль: может быть сегодня кто-то отдаст ему приказ! Наверное, это может хотя бы отчасти оправдать командующего Неткачева в совершенных им ошибках.

Вооруженные провокации 1 марта спецслужбами Приднестровья был убит начальник милиции города Дубоссары майор И. Сипченко. Выехав по ложному вызову, он попал в засаду, и машину его расстреляли из нескольких стволов. Понятно, что это была кровавая провокация спецслужб Приднестровья. Провокация цели достигла: казаки Черноморского казачьего войска захватили здание полиции и арестовали 27 молдавских полицейских. Провокация спровоцировала провокацию. 2 марта отряд полиции особого назначения Республики Молдова переправился по льду через водохранилище Дубоссарской ГЭС и захватил полк гражданской обороны в селе Кочиеры, подчинявшийся Вооруженным силам СНГ, а не командующему 14-й армией. Неткачев не дал себя спровоцировать и послал в Кочиеры для разбирательства генерал-майора Вячеслава Ситникова, начальника штаба армии, и двух полковников. Опоновцы держали их под обстрелом полтора часа, переговоры были сорваны.

Неткачев в присутствии Смирнова позвонил президенту Снегуру, министру внутренних дел Молдовы Анточу. Между ними была достигнута договоренность, что полиция освободит территорию полка ГО к утру следующего дня. Смирнов знал, что утром полиции в Кочиерах уже не будет, и все же отдал приказ гвардейцам ПМР атаковать позиции ОПОН Молдовы.

Гвардейцы ПМР вступили в бой за российских офицеров и членов их семей. В результате неравного боя гвардейцы потеряли трех человек, но семьи русских офицеров были отбиты и вывезены из военного городка. О роли гвардейцев в Приднестровском конфликте нужно говорить в отдельной книге. Здесь я могу коротко сказать так: лучшие из них были настоящими героями, не посрамившими честь российского воинства. Я преклоняюсь перед ними. Но они, как и казаки Черноморского казачества, и сотрудники милиции, честно делавшие свое дело, и другие разрозненные силы, использовались лидерами ПМР в соответствии с их целями. А цели были простыми: любой ценой удержаться у власти! Даже ценой большой крови!

С 3 по 16 марта Вооруженные силы Молдовы захватили на левом берегу Днестра несколько населенных пунктов и участок дороги Тирасполь — Рыбница между селами Роги и Дороцкое. Гвардейцы ПМР дорогу отбили, на большее сил не хватило. Для сдерживания натиска противника пришлось взорвать мосты через Днестр неподалеку от Дубоссар и населенного пункта Бычок.

Это, четвертое, вторжение Вооруженных сил Молдовы в районе Дубоссар было самым крупным. Бои здесь продолжались с переменным успехом вплоть до окончания военного конфликта.

Военный конфликт? Да, для людей с генеральскими погонами, начитавшихся книг о крупномасштабных военных операциях, трагедия в Приднестровье является всего лишь военным конфликтом, но для левобережья Днестра это была самая настоящая война. 12 лет прошло с тех пор, но и сейчас приднестровцы говорят, вспоминая те кровавые дни: «Помню, на войне был случай...» На войне... Все приднестровцы делят свою жизнь так: до войны, на войне и после войны.

Война в условиях безвластия, безволия, беспомощности и упрямства практически всех ветвей власти и в Москве, и в Кишиневе, и в Тирасполе! Война в условиях расползающейся снизу анархии. Война, в которую были вынуждены ввязаться женщины Приднестровья...

В Кишиневе к тому времени уже поняли, что генерал Неткачев не даст своим частям воевать против Вооруженных сил Республики Молдова. И все же до захвата полка в Кочиерах действовали в меру осторожно. А после инцидента в Кочиерах, где молдавские волонтеры захватили боевую технику, стрелковое оружие и все имущество полка, они почувствовали безнаказанность.

Захват оружия

Выстрелы и провокационные нападения молдавских опоновцев и волонтеров участились на всем пограничье. Кишинев готовился к крупномасштабному вторжению. Было ясно, что практически безоружные гвардейцы Приднестровья, неорганизованные к тому же, лишенные единого руководства, станут «мальчиками для битья». Неткачев это знал. Но он упрямо молчал всякий раз, когда к нему удавалось прорваться кому-нибудь из гражданских лиц. Особую активность в те дни проявил ЖЗК (женский забастовочный комитет). О методах работы наиболее агрессивной из членов этой общественной организации—Г.С. Андреевой — я знаю по личному опыту. Однажды она заявилась в комендатуру. В глазах яростной «революционерки» блестел пьяный огонек. Она смело спросила:

— Выпить найдется? Я не удивился этому вопросу, понимая, что только в таком состоянии уже немолодой женщине можно бегать по городу и требовать от мужчин оружие. Назвать ее глупой было бы несправедливо. И в тот критический для Приднестровья момент она понимала, что оружие, и только оружие, может спасти ее соотечественников от страшной беды. Она имела право так думать и так действовать как женщина, на глазах которой мужчины готовят геноцид. Но очень жаль, что мужчины довели ее и себя до такого состояния, когда она, махнув для пылкости стопарик - другой, вынуждена была бегать по Тирасполю и частям 14-й армии.  ...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СМОТРИТЕ НА САЙТЕ ПО АДРЕСУ, УКАЗАННОМУ ВЫШЕ

Views: 666 | Added by: lesnoy | Rating: 0.0/0
Total comments: 0
avatar

Log In

Search

Calendar

«  July 2012  »
SuMoTuWeThFrSa
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Entries archive

Site friends

  • Create a free website
  • uCoz Community
  • uCoz Textbook
  • Video Tutorials
  • Official Templates Store
  • Best Websites Examples




  •   «EUROPE»

      «AMERICA»

      «POLSKA»

      «РОССИЯ»

      «CHINA»

      «ON FACEBOOK»